?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Графоманство Previous Previous Next Next
Клевета на социализм недопустима - К.Ч.Ир
Прав не тот, кто первым стрелял, а тот, кто первым попал
uncle_ho
uncle_ho
Ф. ВИНОГРАДСКИЙ. ВОЛЯ И СЕРДЦЕ ВОЕННОГО КОММУНИЗМА. Ч.4 (бонусная)
Часть1
Часть2
Часть 3

ОПИСАНИЕ БОЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АЗИНА

АЗИН
Владимир Мартинович Азин

Идут голубой вереницей года
И нынче запели лишь пчёлки живые,
А были, ребята, во имя труда
Дни совершенно иные.

Забылися раны, растаяла боль,
Где кровь расцветала, там колос пышнее,
Но помним: из тысяч вз"ярившихся воль
У Азина воля сильнее!

Трусливых коробил сверкающий взгляд
Ох – не было взгляда острее…
По вражеским спинам железный отряд
Носился, звездою алея.

Предателей жгла огневая рука
Правдивою вспышкой нагана,
Уставшему в битве частицу пайка
Тряс Азин из скудных карманов.

Кулак сумасшедшим его окрестил,
Дивизию Азина тоже.
Понятно: [ведь] Азин Сарапул отбил
И плюнул Верховному в рожу.

На улице Азина жизнь бьет ключём,
И хлеба довольно. И сердце с цветами
И слышит весь мир, как мы счастье куём,
Но Азин зачем же не с нами?…

– Вспомним, братцы, Азина пыл, –
Чеканят ответ пионеры.
Азин свободу любил,
Угас, открывая ей двери.

Идут голубой вереницей года
По синей по Каме песни лихие,
А были, ребята, во имя труда,
Дни совершенно иные. [34]

НА БЕРЕГУ КАМЫ

Не таи в себе, Кама,
Минувшие гордые дни!
Расскажи, как над нами
Зажигались мировые огни.

В твои синие очи
Сочилась из Ленина кровь,
И плыли в час полночный
Тела недобитых бойцов.

Расскажи нам о белых,
О тех, кто свободу топил,
Как Раскольников смелый
По Каме на выручку, плыл…

Нынче – сердце так звонко…
В устах – голубой разговор.
У любимой в глазенках играет
Твой дивный простор!

Нынче светлые судна
Свершают, играючи, путь.
И не скучно, не нудно,
От счастия поёт лишь грудь.

Но клянёмся же свято,
Чуть бурею вспенится ширь –
Выйдет на берег в латах
Коммунар-богатырь!…

Ф. ВИНОГРАДСКИЙ
г. Сарапул.

БИКБАРДИНСКАЯ ШКМ, Сарапульского Округа,
Уральской Области. [35]

Азин – Начальник 28-й стрелковой Дивизии… Эта Дивизия, получившая название железной, сформирована Азиным. Если нам известны были дивизии Колчака по ушам, то колчаковцы знали дивизию Азина по зубам…

Вот подвиги Азина в Прикамьи:

Азин в Сарапульском уезде, по линии Казанбургской железной дороги сдерживал натиск Колчака, втрое сильнейшего по численности и превосходившего техникой.

Азин подавил Ижевско-Воткинское восстание.

Азин взял у Колчака город Сарапул.

Азин гнал Колчака.

Азин обладал огромной волей, сметливостью, ни при каких обстоятельствах не терявшийся – делал чудеса…

Враги назвали Азина не нормальным. Из опросов соратников Азина выявилось, что Азин обладал здоровыми мозгами и здоровым телом. Для буржуазии вообще революция казалась "ненормальной", тем более она окрестила так своего "изменника", сына помещика Азина, дравшегося, как лев, за революцию и отдавшего ей свою жизнь.

Воспоминаниям об Азине тов. Колчин уделил самое большое внимание, ибо этот командир известного "Колчинского отряда" близко знал Азина по боевой жизни.

"Азин, несмотря на то, что был сыном помещика, интересы рабочих и крестьян понял. Стойкий, прямолинейный и решительный, он привлекал к себе красноармейскую массу, часто товарищескими советами, умелым и решительным руководством. Паники не любил. С паникой боролся, за панику карал беспощадно. В боях всегда был впереди, смерти не боялся. Безстрашием Азина поражались.

В 1919 году при наступлении Колчака в направлении заводов Михайловского и Бикбардинского, дивизию Азина окружили три колчаковских дивизии – Акмолинская, Воткинская и Иркутская. Противник превосходил численностью в 4-5 раз. Вооружён был лучше. И Азин всё же вырвался из кольца. Под заводом Бикбардинским Азин проявил незабываемое геройство. Красные части повели наступление, но колчаковцы были сильнее и красноармейцы дрогнули. Несмотря на глубокий снег и сильный мороз, Азин сбросил с себя шинель и шубейку [36] и в одной рубашке с поднятым маузером бросился к месту боя. В красноармейской части было много молодых и неопытных. Часть продолжала отступать. Тогда Азин сел на снег, сложил оружие и закричал с горя:

– Если вы жалкие трусы и дезертиры, то бегите, меня пусть убьют!

Раздалось громовое ура, – бойцы бросились вперёд и противник был отброшен.

У Азина было два бронепоезда "Свободная Россия" и "Коммунар". Колчак теснил и отрезал броневикам путь на ст. Янаул и Карманово. Азин не растерялся, орудия и плиты забрал под огнём, площади взорвал и мне поручил сформировать новый бронепоезд.

Когда пытаются говорить о жестокости Азина, всегда приводят в пример расстрел Азиным 10-го красноармейца на станции Куеда. Вскоре же правду и увидим, кого расстрелял Азин. Был прислан 43 Казанский сводный полк, состоящий на 70% из дезертиров и шкурников. Когда этот полк создал угрозу для фронта, Азин расстрелял 10-го.

Азин выше среднего роста, брюнет, красивый. Глаза серьёзные. Вчих глубокий, острый взгляд. Никогда не при каких обстоятельствах Азин не унывал, колеблющихся ненавидел. Всегда в бодром хорошем настроении, он бодрил и всех окружавших его. Любил плясать. По Сарапулу раз"езжал иногда один на грузовом автомобиле, украшенном красным флажком. Трусов, дезертиров Азин не мог выносить, последние и пустили про Азина слух, что он ненормальный… Последнее ложь".

Воспоминания об Азине старика-крестьянина М.Н. Кадочникова, из дер. Ново-Натальино, Куединского района:
"Азин со своим штабом жил в вагоне на Бикбардинском раз"езде. Я возил ему воду. За это меня при отступлении красных кулаки избили железной тростью по голове, приговаривая:

– Вот тебе – Азинскому водовозу!

Однажды я привёз воду, зашёл в вагон, сказать об этом. Открыл двери. Никого нет. Вижу: Азин спит и рука его лежит на револьвере. У меня затряслись поджилки… Проснётся, скажет, ты чего тут… Я потихоньку из вагона… [37]

Азин вздрогнул и за револьвер:

– Ты что?

– Ничего, воду привез,

Азин посмотрел на меня.

– Ну, старикашка, закуривай!

В другой раз я был в подводах. Впереди ехал красноармеец и вёз патроны. Навстречу на лошади Азин мчится. Подскакал, кричит:

– Сворачивай!

– Не сверну, везу патроны, – сказал твёрдо красноармеец.

– Сворачивай! – Азин схватился за револьвер.

– Не сверну! – красноармеец схватился за винтовку.

– Молодец! – крикнул Азин и помчался дальше.

Из д. Ново-Натальино в Бикбарду шёл красноармеец и нёс на себе что-то в мешке. Его встретил Азин:

– Что у тебя в мешке? Откуда идёшь?

Красноармеец замялся.

– Вытряхивай всё из мешка!

Красноармеец вытащил две пары сапог, три рубахи.

– Какой части? Куда идёшь?

Молчит красноармеец.

Азин с лошади на порядочном расстоянии прицелился. Пуля угодила вору и дезертиру прямо в лоб."

Учитель Овсянников рассказывал учителю Лупину Прокофию Фаддеевичу (работает в Сарапуле) следующее:

"Нас 5 человек отбилось от части. Пришли мы в штаб, какой не знаем. Спрашиваем – где такая-то часть, нам отвечают, что сказать это может только начальник дивизии. Мы к начальнику Дивизии. Узнаём, что начальник этой дивизии Азин. Товарищи меня послали к Азину делегатом.

Когда я собрался открыть дверь к Азину, меня остановил за руку ординарец:

– Подожди не ходи. Тов. Азин расстроен. Будет скоро расстреливать шестерых дезертиров.

– Мне нельзя ждать! Нам нужно найти свою часть.

– Тогда слушай, – заторопился ординарец. – Азина не бойся и отвечай ему смело и твёрдо; если он тебя ругнет матом, ты его [38] тоже покрой с верхней полки. Коли он станет шарить в ящике письменного стола, – это значит полез за револьвером, ты тоже возьмись за наган.

– Да у меня нет его, – сказал я и сам заволновался.

Ординарец дал мне наган, и я пошёл к Азину:

– Тов. Азин, мы потеряли свою часть. Где стоит штаб Н-ской Дивизии?

– Как потеряли? Растегаи. А голову не потеряли?

Азин выругался.

Я возразил ругнёй и резко заявил:

– Нам медлить нельзя. Нас накажут, что мы отбились, но нам надо драться.

Азин стал шарить в письменном столе. Я схватился за револьвер.

Азин испытующе врезался в меня своими углями-глазами и спросил:

– А ты что-либо жрал?…

– Нет, ничего.

– Лошадь тоже не ела? – нахмурился Азин.

– Тоже.

– Дать лошади овса и свести этого на кухню к нашему котлу, – приказал Азин одному из штабных. – Постой, сказать нельзя, напишу записку, где стоит ваша часть.

Я взял записку и, всё время глядя на Азина, вышел.

Обедаю, вижу в окно, поставили шестерых у стены.

– Не высовывайся из окна, – предупредили меня.

Мне стало не до обеда. Я наблюдал и думал. Вышел Азин и захлестал сухо и коротко его наган.

Когда уезжал в окно раздался знакомый голос.

– Стой!

Я остолбенел и остановился.

– Порви записку!

Я вытащил записку и порвал её на глазах у Азина. Ударил по лошади и поскакал".

Азин зверем не был. Уничтожая всё, разлагающее красные ряды, концентрируя в себе волю сотен и тысяч красных бойцов и владея этой волей, он проявлял много добросердия и мягкости вне [39] боя. Нередко Азин голодному красноармейцу, выбившемуся из сил, отдавал свой паёк хлеба. Помимо этого Азин очень любил детей и часто катал их по Сарапулу на своём грузовике. В его отряде было два боевых мальчугана. (Воспоминания Котова, ред. "Красного Прикамья" и Ипатьева).

Азин пользовался необычайным авторитетом у красноармейцев, ибо красная армия видела его всегда впереди, в самых трудных участках боя, видела его бесстрашным и смеющимся. Малодушным доставалось от Азина.

Когда части Азина брали у Колчака Сарапул, Азин первый влетел в город со своей небольшой разведкой.

Невероятно, но факт, Азин выпорол во аремя боя целый каваллерийский полк… Полки в то время были небольшие, но всё же полк.

Когда 28 кавал. полк отступил на 1½ версты, Азин, знавший этот полк, как на ¾ анархический, поскакал в линии боя:

– Вы что, трусы?! Командиры! Спешиться, выстроить всех в ряды!

Выстроились. Азин взял нагайку и, начиная от командиров и кончая рядовыми, всех хлестанул по разу нагайкой.

Как его не растерзали за это, непонятно. Ответ, верно, в том, что Азин своей чудовищной силой воли оцепенил и подавил волю стольких людей.

Не хвалим, не ругаем Азина за этот случай, но знаем только одно, что Азин больше ненавидел панику, чем противника. Уничтожая панику, он истреблял противника сотнями и тысячами.

Дикий, ураганский Азин, из уст которого, часто срывалось "мать-мать-мать", "Расстреляю", оказывается, нежно любил свою жену и был к ней мягок и по-детски нежен и ласков.

Ценные воспоминания дала Надежда Дмитриевна Олушева (бывш. Сергеева). Это мнение женщины особо важно, ибо оно разбивает все сплетни об Азине "звере", "людоеде", "изверге" и т. д.

"На станции Сарапул я работала телефонисткой. Азинская дивизия стояла в Сарапуле. Азин часто приезжал на станцию, и я часто его видела. Движения его резки. Всегда волновался и кричал на всех. Часто у телефона крыл матом и, оборачиваясь к нам, говорил: [40]

– Вам, барышня, жарко стало? Извиняюсь.

И опять в разговоре его слышалось: "Мать, мать и мать…"

Часто грозил: "Расстреляю".

Расстреливал же следующих:

В Дубровке двое "красноармейцев" изнасиловали женщину. Азин их приказал расстрелять.

К жене своей очень хорошо относился, и мы удивлялись, как такой дикий и грубый человек может так хорошо относиться к женщине.

Приехал однажды Начальник линии и Азин с ним говорил так умно и таким изящным языком, что мы невольно спросили себя: "Да Азин ли это?… Неужели Азин может быть человеком?…"

Когда не было боя, Азин скучал и всегда вертел в руках револьвер. Часто стрелял в стены, в столбы и, когда нас бросало в жар от страха, что как-либо заденет нас, Азин неизменно спрашивал:

– Вам жарко, барышня?

Когда по телефону что-либо удачно передавалось, Азин жиденьким своим тенорком кричал в трубку: "Спасибо, спасибо, барышня!" Но чуть неудача: "Расстреляю…"

Ходил в синей борчатке, опоясанной красным кушаком, шапка чёрная, кубанка.

За пьянство бил и грозился расстрелять".

Азин был хорошим стратегом, быстро ориентировался в обстановке боя и всегда летел туда, где была опасность. Интересно, что штабной канцелярии Азин не любил. Из блокнота же его и сыпались все его приказы. Отличался большой памятью на лица. Были случаи, что раз поговорив с красноармейцем на Уральском фронте, узнавал этого красноармейца под Царицыным.

Тов. Олушев (Окрисполком), знавший Азина, приводит следующие моменты из его боевой жизни.

"Дело было около станции Кизнер, весной 1919года. 28-я Дивизия отступала под давлением Колчака. Наш 245 (бывш. Смоленский полк), стоявший на линии железной дороги, отступил и пошёл по лесу. Отступил так, что создал прорыв Фронта и явилась опасность самая жестокая: Колчак мог захватить мост через реку Вятку. Когда Азин узнал об этом, он примчался в полк [41] со своим небольшим эскадроном и произвёл переворот в полку. Командира полка жестоко избил рукояткой нагана и поставил к берёзе с целью расстрелять. Но учитывая то, что полку надо идти на линию боя, командира не расстрелял. (Азин умел владеть собой). Приезд Азина в самый нужный и критический момент, отданные распоряжения сделали своё дело. Полк вернулся на прежние позиции. Мост через Вятку удалось отстоять.

Скажу, между прочим, следующее: Азин всегда относился к комиссарскому составу красноармейских частей с большим уважением, хотя сам был беспартийный. (Впоследствии Азин был кандидатом РКП(б)).

Ещё отмечаю тот факт, что Азин очень заботился о раненных красноармейцах. Помню, когда я был ранен под Рябками, и нас привезли на ст. Куеда, эшелона для раненных не оказалось. Азин разволновался, бросился к телефону. Отматерил кого следует и пригрозил расстрелять. Через 20 минут пришёл эшелон за ранеными красноармейцами".

Азин проверял бдительность своих постов так:

Под Бикбардинским заводом переоделся крестьянином и пошёл бродить мимо постов. Его поймали, стали допрашивать.

– Молодцы ребята! А я думал, что вы ротозеи и разгильдяи, – сказал Азин (воспоминания тов. Порсева – Окружная Контрольная Комиссия).

Азин на линии боя оставался до последней физической возможности. Под Царицыным кипел страшный бой. Пули точно рой пчёл. Рвались снаряды. Азина ранили в ногу. Одев на раненную ногу валенок (а здоровая нога в сапоге), Азин вскочил на лошадь и молнией носился по линии боя, командуя и сражаясь (воспоминания тов. Порсева).

Скажем, кончая обзор деятельности Азина, одно:

Этот твёрдый, решительный, неустрашимый человек, всегда первым идущий в бой, ненавидевший трусов и малодушных, расстреливавший беспощадно шкурников, предателей и дезертиров, нанесший Колчаку сокрушающие удары, – может служить для нас примером революционного бойца, с великой силой воли и великим революционным сердцем. [42]

Азин сложил свою голову под Царицыным. Умер от семнадцатой смертельной раны. Память и слава Азину!

Азин яркая личность гражданской войны, вот почему так долго мы и остановились на нём.

В дни мирного строительства, наступившие за днями боевой страды, Азин едва ли бы был полезен для советского Общества.

С ним произошло бы одно из двух. Или он заплакал бы от томительности скучной серой полосы стройки, или преломив в себе до поры до времени нетерпение, стал бы скромно и незаметно трудиться в каком-либо учреждении, как трудится ныне другой Сарапульский Советский "тигр" тов. Колчин.

Азина мы не забудем. Лучшее в Азине возьмём себе. Вот почему Сарапульские пионеры шли по улице Азина и звонко, звонко пели: "Вспомним, братцы, Азина. Эй, эй, эй, герой!…" И я, не сарапулец, пошёл за пионерами и дослушал до конца, записывая ее. И чем синее смеялась Кама, тем сильнее рождалась забота: раскопать всё об Азине. Сказать о нём всем рабочим и крестьянам.

Сарапуль. 25/VIII-27г. Ф. ВИНОГРАДСКИЙ. [43]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.49.Л.3-43.

Tags: ,

5 comments or Leave a comment
Comments
tbirdhost From: tbirdhost Date: September 29th, 2017 07:30 am (UTC) (Link)
А разве его не взяли в плен деникинцы зимой 20-ого?
uncle_ho From: uncle_ho Date: September 29th, 2017 12:15 pm (UTC) (Link)
Взяли и повесили. Его вроде как из-под Ёбурга на Юг под Царицын перебросили.
tbirdhost From: tbirdhost Date: September 29th, 2017 02:43 pm (UTC) (Link)
Тихорецкая ведь южнее, белые утверждали что его в Новороссийске расстреляли при попытке к бегству.
uncle_ho From: uncle_ho Date: September 29th, 2017 03:03 pm (UTC) (Link)

Храмов так пишет

Политотдел и командование 28-й дивизии мне Храмову как бывшему начальнику разведки поручили выслать войсковую разведку в Тихорецкую, узнать, куда дели начдива Азина, живой он или они его куда отправили. Я посоветовался с комполком тов. Кузьминым, мы отобрали боевых конных разведчиков и направили выяснить насчёт Азина, установить более подробно. Наша разведка прибыла в станицу Тихорецкая – ныне Фастовецкая, где стояла в станичном правлении контрразведка Деникина, где они узнали от населения, Азин был повешен и где стояла виселица, но разведке нужно было узнать, где казаки его закопали. Через одного пожилова казака, который обещал за вознаграждение показать, где зарыт Азин. После разведка по дороге от населения узнала, когда Азина проводили по населённым пунктам, у него на груди была табличка с надписью КРАСНЫЙ ЗВЕРЬ АЗИН. По прибытию разведки я сообщил по телефону в политотдел, они выслали помначштаба тов. Ладонина Петра. Мы, я Храмов и Кузьмин взяли эскадрон кавалерии тов. Смирнова В.А., выехали в станицу, прибыли рано утром. Разведчики привели казака, мы ему сказали: "Коли наш начдив, мы тебе даём 10 руб. золотом". Азин был зарыт не глубоко, от виселицы полверсты. Зарыт был не глубоко, лежал сложенными кусками – ноги, голова и руки отрублены. Казаку дали деньги и попросили его найти плотников, сделать гроб. Он нашёл двоих, они сделали гроб и показали нам, где казаки хоронили расстрелянных красноармейцев. Они нам показали, там же неподалёку вырыли могилу и спустили гроб с телом Азина, были сделаны три выстрела и с кладбища привезли плиту. На ней высекли три буквы, положили вниз буквами на могилу начдива Азина. Это было сделано, в случае кто останется живым, возможно будут искать, легче найти его могилу.

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.49.Л.62

Edited at 2017-09-29 03:03 pm (UTC)
voencomuezd From: voencomuezd Date: September 29th, 2017 09:41 pm (UTC) (Link)
Страшный человек. В рассказах о нем вымысел неотделим от истины.
5 comments or Leave a comment