Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Воспоминания В.Говязина

Соскучились уже по Ирбитскому Заводу?


МОИ ВОСПОМИНАНИЯ О ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

Прежде, чем приступить к описанию моего участия в гражданской войне, я кратко коснусь моего социального положения.

Родился я в семье бедного рабочего. С тринадцати лет, окончив трёхклассное училище, по причине плохого материального положения родителей, я пошёл работать по найму. Работал батраком 2 года, а затем поступил учеником в типографию. Система капитализма: рабский труд и нищенская зарплата давала себя чувствовать уже в мои юношеские годы.

Февральская, а затем и Октябрьская Революция застала меня в семнадцатилетнем возрасте. Я уже разбирался, как по литературе, так и по печати, кто является действительным защитником трудящихся.

В мае м-це 1918 года, когда вспыхнуло чехословацкое восстание, мне было ясно, что советской власти угрожает опасность со стороны внутренней контрреволюции, использовавшей в своих целях чехословаков. Я в это время, вместе со своими родителями проживал в г.Ирбите. В июне м-це стали из Сибири постепенно отступать через Ирбит красногвардейские отряды. В это время я вместе со своим отцом вступаю в свой Ирбитский отряд, и последний, соединившись с отступавшими из Сибири отрядами, отступил к Ирбитскому заводу. Через один день после нашего прибытия, здесь образовался фронт.

Рабочие Ирбитского завода, братья с братьями, отцы с сыновьями поголовно вступили в ряды отряда, и вместе с рабочими, прибывшими из Петрограда, образовался, таким образом, довольно крепкий [15] красный кулак. Из кого же состоял наш отряд, и что представлял он с военной точки зрения? Подавляющее большинство, процентов 90 были рабочие: молодёжь и старики. Небольшая часть отряда состояла из солдат, т.е. служивших в старой армии, но значительное большинство не видало никогда винтовок и пулемётов. С точки зрения военных знаний, отряд был слаб, но он был весьма крепок революционно-классовым духом и сознанием, и это делало его непобедимым.

В конце июля 1918 года, белогвардейцы, состоящие из кулачества, подошли и заняли дер.Шмакову в пяти километрах от Ирбитского завода. Здесь в полверсте от названной деревни, проходила линия окопов.

Наш отряд под командованием т.Черных, энергичного и решительного человека, получивший затем войсковую единицу под наименованием 1-го Камышловского полка, 2-й бригады, 29 стр. дивизии ІІІ-й армии, не вёл наступления и белогвардейцы не предпринимали никакого наступления, а происходила позиционная война. Я в это время находился в команде связи. И вот в средине августа завязались ожесточённые бои. Белогвардейцы фланговыми атаками вынудили наши части отступить с занимаемых позиций и отойти вплотную к Ирбитскому заводу. Завод необходимо было во чтобы то ни стало удержать, и белогвардейцы, заняв д.Боярку, рядом с заводом, были задержаны в дальнейшем продвижении. Положение было угрожающим. Наше командование всех до одного красноармейцев и весь адм.-хоз. состав послало на линию огня.

Ночь прошла в мертвой тишине. Наша команда [15об] связи, рассыпавшись в цепь, заняла позицию по правую сторону р.Ирбити. На утро завязалась перестрелка. Наша вторая рота, удачным манёвром, со стороны линии ж.д. из леса, ударила по правому флангу белогвардейцев. Противник не выдержал, дрогнул и начал постепенно отступать от Ирбитского завода. В это время наша батарея открыла по белогвардейцам беглый, ураганный огонь, обратив их в паническое бегство. Всё поле было усеяно трупами белогвардейцев. После этого боя белогвардейский отряд совершенно потерял значение боевой единицы, но продвигаться вперёд было нельзя, т.к. в тылу от нашего участка борьбы, после занятия чехами г. Екатеринбурга, угрожала опасность быть отрезанными подходившими к Н.-Тагилу чехами.

В отношении снабжения дело обстояло хорошо. Люди своевременно получали продовольствие и в достаточном количестве. Обмундирование – тоже. Чай и сахар, находящийся в отряде, был реквизирован у торговцев г. Ирбита. Хлеб же поступал по развёрстке из районов, близь лежащих к Ирбитскому заводу, незанятых белыми, сёл, для каковой цели парторганизации отряда выделяли лиц и посылали их для проведения реквизиции хлеба у кулачества и зажиточной части крестьянства.

17 августа 1918 г. до появления разбитого нами противника наш полк во исполнение приказа командования оставил Ирбитский завод и погрузившись в эшелон стал продвигаться по линии ж.д. через ст. Егоршино, Алапаевск на Н.-Тагил. Не доезжая шести пяти километров до ст.Самоцвет [16] между Егоршино и Алапаевском в 12 часов ночи, контрразведка белогвардейцев подорвала наш поезд. Произошло ужасное крушение. Паровоз лежал на боку, сойдя с рельс. Восемь вагонов нагромоздило друг на друга, образовав гору обломков. Люди, сидевшие в этих вагонах, были измяты, а некоторые висели расплюснутыми между обломками вагонов. 10 чел. оказалось убитыми и 79 чел. ранеными. Целых 12 часов всем эшелонам расчищался и исправлялся путь. К 12 часам дня со ст. Самоцвет был выслан паровоз и, похоронив убитых товарищей, эшелон двинулся дальше.

21 августа 1918 г. в 8 час. утра наш полк прибыл на ст.Н.-Тагил. Не успели мы выйти из вагонов, как белогвардейские пули стали прощупывать наш эшелон. Мы прибыли во время. Чехи и белогвардейцы бешено наступали на Тагил, решив во что бы то ни стало занять его в этот день. Но прибывшими на ст.Н-Тагил красными полками атака была отбита. Белогвардейцы отступили. Но к вечеру опять завязалось ожесточенное сражение. Чехословаки шли в атаку пьяными. Ревела на нашем броневике гаубица, посылая белогвардейцам шестидюймовые снаряды. Враг отступил. Революционный дух наших частей сломил нажим белогвардейцев. Тагил остался за нами. Потери с обеих сторон были большие.

На другой день после сражения, на площади Тагила состоялись похороны убитых товарищей. [16об]

В дальнейшем наш полк занимал позицию у Лисьей горы. 4/ІХ наш полк повёл наступление на д. Горбунову, в 5-ти километрах от Тагила. Белогвардейцы были выбиты и отступили в лес, расположенный рядом с деревней. Когда мы вошли в деревню, все улицы и дворы были усеяны убитыми беляками от нашего артиллерийского и пулемётного огня. Ни одного местного жителя в деревне мы не обнаружили. Побросав своё имущество, они скрылись, очевидно, в лес Нам недолго пришлось занимать д. Горбунову. К вечеру белогвардейцы повели наступление, и мы вынуждены были оставить д.Горбунову. Находясь в Тагиле, на утро 5-го сентября мы услыхали, к нашему удивлению, ружейную и пулемётную стрельбу в нашем тылу. Оказалось, что белогвардейцы с левого фланга зашли к нам в тыл и заняли узловую ст.Сан-Донато, отрезав ж.д. путь для нашего отступления. Но географические условия пришли нам на помощь. Между ж.д. полотном и трактом, идущим на Кушву, протекает река Тагил, благодаря чего белогвардейцы не могли отрезать нам путь отступления шоссейной дорогой и наши части смогли беспрепятственно отступить к д. Лая.

В октябре м-це наш полк стоял в Кушвинском заводе. Это время совпало с приездом сюда т.Зиновьева, выступившего перед воинскими частями с неоконченного постройкой памятника с речью, [17] призывавшей к решительной борьбе в защиту Октябрьской Революции. Митинг закончился громовым ура и верой в конечную победу над белогвардейцами.

Через неделю после митинга наш полк получил приказ выйти в Кыновский завод, каковой был занял белогвардейцами и выбить противника из последнего. Прибыв туда, наш полк с честью выполнил боевую задачу. Кыновский завод был нами занят. Бийский и Барабинский полки белогвардейцев были разбиты и, оставив много пленных, отступили. Выполнив боевую задачу, наш полк, дойдя до ст. Кын, погрузившись в эшелон, был переброшен на ст.Выя, по направлению к г. Верхотурью. Командование, учитывая боевые качества полка, всё время перебрасывало его в опасные и угрожаемые участки фронта.

В ноябре м-це наш полк прибыл на ст.Выя.

Снабжение продовольствием ухудшалось, с перебоями получали фунтовый паёк, горький с мякиной, овсянки тли же сухие корки, отвалившиеся от ранее выданных буханок и валявшиеся в вагонах, перевозивших продукты. Но политико-моральное состояние полка было хорошее. Нельзя было заметить никаких признаков роптания.

Высадившись на ст.Выя, к вечеру наш полк вступил в бой с белогвардейцами. Вместе с нашим полком на этом участке оперировал батальон китайцев. [17об]

Белогвардейцы усиленно наступали; Батальон китайцев был разбит. Наши части вынуждены были отступать к Кушвинскому заводу.

У отступавших китайцев по дороге спрашивали, ну, как бой окончился.

"Наша отступало, много ломайло", – отвечали они, смеясь. Много "ломайло" – это значит много убитых и раненых.

Медленно отступая по горнозаводской линии ж.д. по направлению г. Перми, наш полк не чувствовал уныния. Несмотря на испытываемые недостатки в продовольственном снабжении, люди не чувствовали упадка духа. Боевая газета политотдела ІІІ Армии "Красный Набат" воодушевляла бойцов своим призывным набатом.

Временно оставляя склоны седого Урала, красные бойцы, как будто прощаясь с Уральскими заводами, пели:

Прощайте, Лысьва, Чусовая,
Прощайте Кизел и Тагил,
Над Вами власть теперь иная
И сотни новые могил.

17 декабря наш полк прибыл в г. Пермь и был расквартирован на Сибирской улице. На другой день, вечером красноармейцы ходили на митинг в городской театр, где выступали т.Сафаров и Преображенский, после митинга была поставлена опера.

21 декабря, утром стали раздаваться одиночные выстрелы, которые всё учащались и учащались. Через несколько часов стало известно, что в городе вспыхнуло белогвардейское [18] восстание. К вечеру по Сибирской улице и другим происходила пулеметная перестрелка. Наш полк под пулями восставших, оставив Пермь, двинулся по Оханскому тракту.

В течение пяти месяцев то отступая, то наступая, шли бои с белогвардейцами по полям Оханского и Глазовского уездов.

Культурно-просветительная работа производилась всё время в полку. На фронт приезжали ленинградские артисты, ставили в сёлах пьессы и концерты. Красноармейцы в свободное время могли получить развлечение. Пьессы и концерты ставились в соответствии с духом времени, с революционным содержанием. Кроме того, в полках имелись библиотечки-читальни, где можно было прочесть газету, книжку и послушать у патефона революционные песенки.

Дойдя в своем отступлении в Глазовском уезде до села Ежово, наш полк приостановил в дальнейшем свой отход. 4 июня 1919 г. полк получил приказ двинуться вперёд, но неприятеля перед собой не обнаружил.

Обеспокоенные заходом к ним в тыл красных армий, действовавших на Волжско-Камском фронте, белогвардейцы на нашем участке стали поспешно отступать. Мы делали переходы, в среднем по 40 километров в день и не могли догнать белогвардейцев вплоть до его сильно укрепленного рубежа, проходившего по правую сторону р.Камы в 30 клм. от г. Перми. Но белогвардейцы и здесь не могли долго удержаться [18об] на своих позициях и стали поспешно отходить. 2 июля наш полк прибыл на пароходе в г. Пермь. Население восторженно приветствовало красные части.

Простояв в Перми до 17 июля, полк двинулся вперёд, через Кыновский завод, Кушву, Н.-Тагил, Ирбитский завод, Талицкий завод и уже в Шадринском уезде вновь занял передовые позиции, с боем продвигаясь к г. Ялуторовску. Крестьяне с радостью встречали части Красной армии, освободившие их от белогвардейских шомпола и плети.

За г. Ялуторовском, у Н.-Заимки завязались упорные бои. Н.-Заимка несколько раз переходила из рук в руки. Белогвардейцы стали отступать по направлению г. Ишима, ведя непрерывные контратаки.

Оставшиеся после отступления белогвардейцев местные крестьяне, из белогвардейских полков, вливались в красные части, тем самым пополняли наши полки. Эти переходившие в наши части крестьяне носили название "кустарников". Это значит, что когда белогвардейцы отступали, то их солдаты дойдя до своего дома, по пути отступления, разбегались в кусты и прятались там, а затем по приходе красных частей выходили из кустов, лесов и вступали в наши части.

Пройдя село Медведевское, в котором потом разместился штаб нашей 2-й бригады, полк занял позицию в километрах 10-ти от названного села. Конница белогвардейцев, пробравшись в с. Медведевское, при содействии местного не то священника, не то кулака, знавших местные тропинки, попала на штаб бригады, [19] разгромила его, частью порубив, частью взяв в плен сотрудников штаба, скрылась, оставив, таким образом, без оперативного руководства полки.

Это обстоятельство сразу отразилось на операции и наши части поспешно стали отступать к г. Ялуторовску. Но белогвардейцы не долго праздновали свою "победу". В ноябре м-це наши части перешли в решительное наступление, и белогвардейцы поспешно стали отступать вглубь Сибири. По пути отступления много было разбросано прокламаций, призывавших красноармейцев опомниться и не идти вглубь Сибири. Белогвардейцы писали, что Вас, красноармейцы, кокомиссары Ваши обманывают, они призывали Вас захватить только Урал, а теперь гонят вас в Сибирь, бросайте ваши винтовки и не двигайтесь вперёд.

У красноармейцев эта брехня вызывала только смех.

Отступая к Омску, белогвардейские обозреватели писали в своих газетах, оставленных по пути отступления, что Омск – всё, вне Омска нет спасения. Но белая гидра подыхала. Она не могла остановить победоносного наступления красных частей.

Дойдя до ст. Голышмановская Омск. ж.д., 29 дивизия, в которую входил наш полк, была снята с Восточного фронта и 20 января 1920 г. переброшена на Польский. С этого времени закончилось моё участие в гражданской войне.

Пусть молодое поколение будет помнить как их братья, отцы и деды, обливая своею кровью седые склоны революционного Урала, шаг за шагом отстаивали будущую индустриальную базу СССР.

Участник гражданской войны В.ГОВЯЗИН.
13/ХІ-31 г. [19об]

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.200.Л.15-19.

Tags: 1-й Камышловский полк, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments