Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Categories:

И ещё о восстании в Тобольской тюрьме 18/19 октября 1918 г.

Впрочем, ничего особо нового по сравнению с предыдущими двумя мемуарами тут нет.

Восстание политических заключённых в Тобольской каторжной тюрьме в ночь с 18-го на 19-е октября 1918 г.
(Воспоминания очевидца)

При царском режиме самые отдалённые уголки Сибири служили местом ссылки всех "непокорных" вере, царю и отечеству. Одним из таких мест был г. Тобольск с его знаменитой каторжной тюрьмой. Каторга – одно из самых сильных орудий самодержавия в борьбе с революционным движением. Немало было пролито слёз и крови на каторге, немало там погибло лучших борцов за дело освобождения трудящихся.

После контрреволюционного переворота в Сибири в 1918 году Тобольская каторжная тюрьма стала местом ссылки сторонников Октябрьского переворота. Контрреволюционный переворот в Сибири воскресил политику царского самодержавия. Тобольская каторга стала немым свидетелем новых кошмарных картин Колчаковского произвола.

К осени 1918 года в Тобольской каторжной тюрьме скопилось около 1000 человек политических заключённых. Здесь сидели главным образом Уральцы и Сибиряки – первые организаторы Советской власти. [26]

Мрачен и непригляден острог. Каменные мрачные стены, каторжный режим, душу режущий звук железных засовов – всё это производило на заключённых какое-то сильно угнетающее впечатление. Сидеть было тревожно. Из заключённых никто не имел гарантии, что через день-два не будет расстрелян палачами. Угнетающее состояние ещё больше усиливалось при сознании того, что там за горным хребтом Урала красные орлы, преодолевая страшные трудности, героически защищают власть Советов. В это время жажда к свободе проявлялась с исключительной силой. Всем хотелось скорее оставить ненавистную каторгу и стать в ряды красных бойцов.

– Где же конец? – внезапно мелькает мысль. Мозговая коробка работает напряжённо. В голове целая вереница проходит разнообразных мыслей, ища выхода из создавшегося положения. Наконец, после долгого мучительного раздумья в стенах ненавистной тюрьмы смело звучит ответ:

– Восстание! – единственный путь спасения. У людей, горящих желанием революционной борьбы, ничего не видящих впереди, кроме бесшабашного каторжного режима, мучительных пыток, нагайки и расправы – не могла не созреть мысль о восстании. Восстание в условиях каторжного [26об] режима – один из опасных и рискованных шагов. На этот отчаянный шаг могли идти только смелые люди, не имевшие никакого выхода.

– Лучше умереть героической смертью, чем гнить в застенках тюрьмы! – так решительно поставили вопрос организаторы восстания.

Мысль о восстании созрела в третьем корпусе, расположенном в Юго-западной части тюремной ограды. Главными инициаторами восстания были полковник (большевик) – Крыськов, Мазур, Розанов, Протасов, Шульц и другие.

План восстания был таков: обезоружить главный пост, освободить тюрьму, захватить город, после чего – через северные склоны Уральских гор пробраться в сторону Советов.

Первоначально шла подготовка: составляли план восстания, порядок развёртывания дальнейших операций, намечали командиров отрядов и т.д.

Наконец всё готово. Настала роковая ночь. В тюремном коридоре тихо, лишь изредка слышен голос надзирателя – заходи! Затем послышались крупные шаги и лёгкий шум – это первые признаки восстания. Часовой ближняго поста и надзиратель арестованы. Ещё арест проверки [27] главного поста и тюрьма в наших руках.

Осеннее солнце скрывалось за горизонтом, его бледные лучи с трудом проникали через тюремные окна вглубь камер, густо наполненных людской массой. Потом лучи постепенно, один за другим, стали гаснуть. Тюремные стены облеклись сначала в бурно-серую, а затем в чёрную массу. Неприветливая тюрьма постепенно погружалась в ночную тьму. Последние лучи солнца в этот вечер казались какими-то особенно радостными. Удастся ли вновь увидеть эти радостно манящие лучи – сказать было трудно. Узники шли на самое рискованное дело, последствия которого могли быть самые печальные.

После этого группа отважных товарищей засела в засаде. Ожидали поверку.
– Идёт! – шопотом пронеслось по корридору. Всё замерло. Камеры застыли. Чувствовалось чрезвычайно напряжённое состояние. Казалось, что тюремная природа замерла в ожидании великого грозного явления. Впереди поверки шёл помощник начальника тюрьмы Глухих, за ним надзиратель и полдесятка солдат. Герои засады действовали решительно и смело. Один миг – и поверка разоружена. Снова немая [27об] тишина. Лица у всех возбуждены. Эти минуты для восставших были самыми ответственными и страшными. Один неосторожный шаг и дело проиграно. Это руководители восстания прекрасно понимали. Бесстрашные храбрецы переодеваются в надзирательские костюмы для того, чтобы успешнее пробраться на главный пост. Ещё один героический натиск – тюрьма в наших руках.

– Начальник с отрядом идёт! – вдруг грозно пронеслось в корридоре. Снова всё замерло. Эти минуты казались вечностью. Невольно закрадывалась мысль: а что будет?... Разоружить идущую ватагу – дело нелёгкое. Но смельчаки не дрожали. Снова организуется засада. Одно могучее движение и начальник тюрьмы Иконников вместе с отрядом солдат разоружены. Насколько героический, настолько и роковой был последний удар. Оказалось, что вместе с Начальником тюрьмы шёл его помощник Гладышев. Последний каким-то образом немного задержался. Заметив, что начальника и отряд обезоружили, Гладышев сбежал на главный пост, откуда срочно сообщил милиции о случившимся.

Обезоружив начальника тюрьмы, группа замаскированных героев под видом поверки пытается проникнуть на главный [28] пост, но безрезультатно: ворота все оказались закрытыми, превратников уже не было. В это время из города тянулись к тюрьме отряды вооружённых людей. Настал самый критический момент. Со стороны руководителей восстания нужна была колоссальная воля, чтобы не растеряться при виде неизбежного провала намеченного плана. Руководитель восстания Крыськов не растерялся. Открывая камеры, он взволнованным голосом кричал: "Товарищи! Смело за мной!" После этого целая лавина людей бросилась к дверям, ведущим за тюремную ограду, двери были закрыты.

– Вышибай дверь! – раздаётся команда. – Скамейки давай!

Приносят скамейки. Десятки здоровых рук бойко подхватывают тяжёлые тюремные скамейки и начинают штурмовать крепко закрытые двери. Под тяжестью сильных ударов двери рухнули. Восставшая толпа узников стремительно бросается к тюремным воротам с целью поникнуть на волю. Тр-р-р – с ближней вышки раздался сухой выстрел часового, вражеская пуля со свистом вонзилась в грудь одного бойца, труп которого словно тяжёлый груз упал к ногам бегущих.

– Ломай вороты! – Предостережительно прозвучал голос полковника Крыськова. Начался решительный штурм ворот. [28об]

Кругом шла невероятная трескотня: трещали скамейки, раздавались оглушительные звуки ударов, сотнями неслись взволнованные голоса. Всё это сливалось в сплошной хаотический гул. На душе становилось жутко. По мере наступления темноты жуть всё больше и глубже пробиралась в душу. Ночь казалась какой-то зловещей и страшной.

– Взв-о-о-о-д! – вдруг в воздухе зловеще прозвучала команда. Холодная дрожь пробежала по телу. Для всякого человека, знающаго военное дело, было ясно, что обозначала эта команда. Спустя несколько секунд снаружи каменной стены послышался оглушительный залп. Вслед за этим послышался другой – третий… После чего один из товарищей упал убитым и несколько человек было ранено.

– Ой! Ой! О-о-й! – послышались душу раздирающие стоны раненых.

Обнаружив провал восстания, осыпаемые пулями арестованные в панике отступили назад. Ещё не потеряв надежду на спасение, людская масса бросилась в противоположную часть тюремной ограды и очутилась на хозяйственном дворе. Но и здесь спасения не было. Шальные пули то и дело косили бойцов. [29]

Помирать никому не хотелось. В этот момент жажда к свободе проявилась с наибольшей силой. Группа смелых людей, подкопавшись под стену, проникает в деревянный домик, откуда можно бежать на свободу.

– Товарищи, смелее вперёд! – раздалась последняя команда полковника Крыськова. Люди стали прыгать из окон. Немногим смельчакам удалось спастись. Наёмные солдаты не жалели пуль. Полковник Крыськов, убегая, мужественно отстреливался, пока вражеская пуля не сломила его силы. Будучи раненым в ногу, истекая кровью, он лежал на площади. Наконец ещё один выстрел… и Крыськова не стало…

Убедившись в безцельности дальнейшей борьбы, оставшиеся люди стали спасаться, кто где мог. Часть их разошлась по камерам, часть спряталась в ближайший погреб. Один из организаторов восстания тов. Мазур, видя безисходное положение, взял наган и застрелился. Я лично и группа других товарищей спрятались в камеру. Ночь прошла тревожно: несмолкаемо трещали винтовки, рвались гранаты. Стрельбу поддерживали видимо для того, чтобы морально порализовать заключённых. Ночью почти никто не спал. Сознание неизбежной мести ещё больше нервировало нас. [29об] Мы прекрасно сознавали, что уже имеющимися жертвами буржуазия не ограничится, что она жестоко отомстит восставшим.

Наступало утро. На засохшей, обрызганной человеческой кровью траве тюремной ограды лежал холодный осенний покров. Восток чуть заметно яснел, отражая свой слабый свет на ясном своде голубого неба. Наконец показались первые солнечные лучи, осветившие мрачные стены Северной каторги. Красно-серебристые лучи солнца, обильно проникаемые в камеры, уж больше никого не радовали. Оживающая природа казалось какой-то мрачной, неприветливой… Здесь-то вот и сказалось со всей отчётливостью то тяжёлое психологическое потрясение, которое пережили заключённые за истекшую ночь.

Тюрьма погрузилась в гробовое молчание. Заключённые насторожились. Призраки страшной мести не освобождали нас не на минуту. Около 10 часов утра открываются тюремные ворота, и в ограду ввалила целая ватага с ног до головы вооружённых людей. Вооружённый отряд подошёл к погребу, где скрылось около 100 человек красноармейцев. [30]

– Выходи! – раздолась грозная команда. Красноармейцы замерли. Идти на верную смерть никому не хотелось. И только выстрел, ранивший в погребе несколько человек, заставил робко выходить укрывшихся людей. Палачи были наготове. Кругом торчала щетина штыков. Вышедшие люди не успели отойдти около 10 шагов, как раздалось несколько оружейных залпов. Окровавленные люди падали на землю, тела их судорожно бились. В то время, как под ударами Колчаковских наймитов умирали люди, в сторонке стояла любопытная толпа "зевак", восхищаясь "героическими подвигами" своих палачей.

Расстрелявши по дороге несколько человек, отряд палачей пошёл по камерам. Не сладко досталось арестованным: над нами издевались, били прикладами, стегали плетями, забирали вещи и т.д. После того, как кровожадные звери достаточно насытились человеческой крови, расстрелы прекратились.

Так трагически кончилось героическое восстание политических заключённых Тобольской каторжной тюрьмы в ночь на 19 октября 1918 года. Во время восстания всего было убито 57 человек, ранено около 40 человек. Убитые герои покоятся в братской могиле на кладбище г.Тобольска. [30об]

Буржуазия не ограничились расстрелами. Началась полоса военно-полевых судов. Буржуазный суд дважды принимался судить участников. Всего подверглось суду свыше 30 чел. В результате чего один красноармеец Янкович был приговорён к смертной казни, другие к каторжным работам, а большинство оправданы.

Восстание в Тобольской каторжной тюрьме является одним из ярких эпизодов борьбы трудящихся за дело пролетарской революции. Подобного рода эпизодов было чрезвычайно много. Все они по совокупности взятые характеризуют тот беспредельно-огромный энтузиазм, с которым боролись трудящиеся Советского Союза за свой освобождение. Только лишь могучая воля, великий энтузиазм, безграничная вера в победу пролетарской революции могли вывести трудящихся СССР на путь великого социалистического строительства.

Вечная слава погибшим борцам!

Т.Д.КОРУШИН

Адрес: г. Ишим. Окружком ВКП
Зав. АПО Корушин
8/V-27
[31]


ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.190.Л.26-31.

Корпус №3 – за синим киоском
Tags: в колчаковских застенках, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments