Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

Category:

Красноорловец Балин Григорий Иванович

ВОСПОМИНАНИЯ БАЛИНА ГРИГОРИЯ


(фото, видимо, тех времён, когда он писал воспоминания)

Я не имел понятия ни о пехоте, ни о пулемётах. В 1918 г. в июне месяце в нашем селе Песковском были большевики: мой дядя Балин Н.Д., Балин Ф.Д. Они приходили к моему отцу и говорили на счёт какой-то сплоченности и организации. Мне тогда было 17 лет, и я ни о чём не думал, ничего не понимал. В это время в наше село откуда-то пришёл отряд Григорьева Ф., на улице появились солдаты, к нам пришёл Балин и стал моему отцу предлагать записаться в отряд. Мой отец на это ответил, что он старше и в отряд писаться не будет, "а если Гришка пойдёт, то я не держу, пусть идёт записываться".

В это время прилива в отряд Григорьева было совсем мало. Когда я пришёл домой, мать мне передала о том, что говорил Балин. Я сразу же подумал, как я буду ходить в шинели. Затем я пошёл и поступил в отряд Григорьева, который располагался в сельской школе.

В отряде мне выдели обмундирование, винтовку и тут же научили, как с ней обращаться.

По приходе домой, мать перешила полученное обмундирование по моему росту, и сделали меня солдатом. После этого в отряде меня ещё раз спросили, умею ли я обращаться с винтовкой, и когда убедились, что обращение с винтовкой усвоил, меня вместе со старым солдатом отправили на пост.

Отряд Григорьева был совсем небольшой и численной не увеличивался. Мы время от времени ездили в разведку на белых, но нигде их не обнаруживали. Боёв у нас тоже не было, т.к. белые в то время не наступали.

Вдруг в отряде случилась ужасная беда: разведчики украли золото, разбираться в этот момент с ними было некогда и некому. Тогда у нас суда не было. Красный отряд Григорьева за это мародёрство тут же расстрелял двух человек. Сначала нам это показалось очень жестоко. Этот случай сильно подействовал как на отряд, так и на всю массу населения. После этого сразу же начался большой прилив пополнения в наш отряд.

Через несколько дней, как нас отправили обучаться в село Катайское, но обучаться военному делу было некогда. Вскоре после нашего приезда в Катайск, в селе Песковском произошла какая-то паника и с отрядом под командой Кобякова выступили на это село в наступление. Но там опасного ничего не было, и нас вернули обратно в Катайск, а оттуда перебросили в с. Черемисское. В это время проводилась мобилизация и наш отряд получил пополнение. Отношение некоторой части мобилизованных к нам было враждебное. Результат этого не замедлил сказаться с первых же дней. Возвратившийся из ночной разведчик т.Ведерников Поликарп, утром прилёг отдохнуть в комнату, ранее занимаемую учителями школы (отряд располагался в сельской школе). Послышался выстрел – это был предательский выстрел, которым убит т.Ведерников из класса рядом с комнатой, где отдыхал т.Ведерников. Убийцу-предателя найти не удалось, т.к. подробно заняться по этому делу следствием было некогда: все по уши были погружены в организационную работу, к тому же обстановка в это время была крайне напряжённая. В этот же день ночью белые и чехи сделали налет на заставу, выставленную на западной окраине с. Боровского. При этом налёте белые захватили в плен старшего брата Григорьева Николая, увезли его в Долматово и там расстреляли. Кроме того в отряде Григорьева был убит Григорьев Андрей Алексеевич, ранены Лесников Иван и Ошурков.

Но нам сразу отплатить за эти жертвы не удалось, т.к. тут же, после митинга, начался отход от Катайска на ст. Колчедан. На ст. Колчедан мы высадились и заняли позицию на опушке леса. Кобяков в с. Колчеданском сделал распоряжение произвести выпечку хлеба для роты, но белые повели на нас наступление, тут нам было не до печёного хлеба. Здесь я в первый раз узнал, что такое пулемёты, и как они поливают свинцовым градом. Во время боя пулемётчики нашего отряда разбежались. Мы остались вдвоём с татарином Халилкой, которому пришлось подтаскивать пулемётные ленты. Халилка сказал Кобякову: "Гришка будет пулемётчиком". Но из меня пулемётчик был ненадёжный, т.к. я ещё был малый, однако, меня сделали пулемётчиком.

Со ст. Колчедан мы повели наступление уже на с.Колчедан и заняли его без боя, где и расположились в сельской школе, выставили посты и на церковь наблюдателя.

На другой день нашими разведчиками в соседней деревушке (название не помню) обнаружили чехов, завязалась перестрелка, в результате которой был ранен Вершинин и один убит (фамилию но помню).

Чехе повели наступление на село Колчедан, бой в котором длился недолго, и по приказанию т. Кобякова нам пришлось отступать, причём при отступлении тов. Кобяков дал распоряжение 12 ч. сжечь пост, которые, не выполнив приказание, сбежали к себе домой. Подстрекатель этого побега был Матрос д. Былиной (фамилию не помню), остальные 18 чел. из Песковского села решили твёрдо остаться на защиту пролетарской революции.

К-p взвода т. Зеленин Ефим, получив приказание командира роты, снял нас с позиции и повёл по направлению к ж.дороге, на полотно которой надвигался броневик белых.

Наступать пришлось под обстрелом бронепоезда белых до переезда у с.Травни… где, догнав свою роту, расположились и окопались, ночью отошли в … Каменского завода, где заняли ранее приготовленные окопы.

Здесь мы каждый час ждали приказа о наступлении, т.к. дальше отступать никто не хотел и не думал, но вместо наступления мы получил приказ отступать. Раньше за это мы все сильно "серчали" на наших командиров, но отступали благодаря тому, что командиры-то были однодеревенцы, и дальше нам стало понятно, что отход был вынужденный, т.к. Екатеринбург в тот момент уже был взят белыми.

Отошли на Богданович и далее в Сухой Лог. В этот же день получился бой, белые по нам стреляли из орудий, пулемётов и винтовок. Ввиду нашей неподготовленности в военном деле, всё же продержались до ночи – отступили. Я и мой товарищ из Балиной Осип (фамилию не помню) были в секрете, и когда наши отходили, нас с поста не сменили, мы ещё думали, почему так долго не сменяют, и когда Осип пошёл в окопы узнать, скоро ли будет смена, то там наших не оказалось, т.к. части отступили в ночь. Тогда мы снялись со своего поста и пошли к ж.д. будке, с целью кого-нибудь в ней увидать, узнать, куда пошли наши, по сообщению будочницы части отошли в направлении … Антрацита.

Наши ребята, которых мы догнали у Антрацита сообщили, что захвачен казак-разведчик, оказалось, что мы были в тылу у белых разведчиков и удивились, как мы не попали в плен.

На ст.Егоршино, куда мы пришли к отряду, нам сообщили, что "Ваш Кобяков не начальник отряда, а командир 2-й роты и полк назван 1-м Крестьянск. Коммунистическим". Тут же с нами повели политическую работу, указывали причину возникновения войны и необходимость защиты Октября, здесь я и вступил в партию, после чего понял с кем и за что мы воюем.

На ст. Егоршино мы стояли недолго, получив приказ о наступлении, двинулись на Ирбитские вершины под прикрытием бронепоезда, со стороны белых действовал также бронепоезд.

Не доходя до ст. Антрацит, под колёсами нашего бронепоезда произошёл хлопок, после которого броневик белых открыл орудийный огонь. Наш броневик был подбит, но всё же ему удалось отойти, причём оказались в нём ранеными несколько человек…

Наша вторая рота, поравнявшись с бронепоездом белых, залегли и окопались, трое из нас: я, Осип и Балин Семён Иванович пошли в разведку. Лес был очень густой, и мы наткнулись вплотную на цепь белых не более как в 10 сажен. Белый офицер стал прицеливаться в Балина С. и ранил его в живот, а Осип убил того офицера, после чего мы отошли к роте в окопы, Балин был отправлен в околодок.

Рота заняла позицию у Ирбитских вершин до ст. Антрацит.

Здесь нельзя не остановиться на одном курьёзном факте, когда нами была на церкви (колокольня) повешана шуба, то белые, думая, что это наблюдатель, повели обстрел из орудия по церкви в Ирбитских Вершинах, положительно ископав у церкви всю площадь.

Белыми в районе Ирбитских Вершин – ст. Антрацит были неоднократные попытки к обходу офицерским баталионом, но попытки успеха не имели, и лишь благодаря угрозы со стороны белых под Н.Тагилом – наша часть отошла на Алапаевск.

После боёв под Ирбитскими Вершинами наш баталион отошёл в д. Малая Алапаиха и занял позицию около моста р. [Нейва]. Здесь на нас белые повели наступление, но были отбиты.

После боёв под Алапаевском, когда роты полка отступили, наш 2-й взвод в это время находился на прикрытии. К-р взвода послал меня на ст. Алапаевск с целью выяснить, какие там наши части грузятся

По пути на ст. я встретил машину, которая мне сообщила, что только сейчас проехали два командира верхами. Придя на ст., я увидел двух привязанных лошадей, которых и забрал для того, чтобы положить на них пулемёт, имеющийся при нашем взводе. Лошади оказались белых офицеров.

На одну лошадь я привязал пулемёт, на другую сел верхом и вместе со взводом стал отходить. Отойдя вёрст 10 от д. Малой Алапаихи, мы догнали свои части.

Наше отступление продолжалось до ст. Салка через В.Салду.

Со ст. Салка наш 1-й баталион, совместно с Катайским баталионом перешёл вдоль тракта и полотна ж.д. на Н-Тагил. Катайцы наступали на левом фланге нашего баталиона.

Во время боя под Тагилом нельзя не отметить стойкость раненых катайцев, которые не хотели эвакуироваться в тыл, пока не растреляв всё до последнего патрона. Во время стрельбы мне пришлось четыре раза менять стволы моего пулемёта.

БАЛИН ГРИГОРИЙ

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.205.Л.27-32.


ЗЫ: Пулемётчик Нетунаев Тимофей Иванович, которому в прошлом посте валенки прострелили

Tags: Красные Орлы, гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment