Нетренированный военкоммунист (uncle_ho) wrote,
Нетренированный военкоммунист
uncle_ho

ВОСПОМИНАНИЯ О КУЛАЦКОМ ВОССТАНИИ в бывш. ТАМАКУЛЬСКОЙ ВОЛОСТИ

Красного партизана, комбата 4-го Уральского стрелкового полка Михаила Митрофановича Обоскалова


Фото Тамакульского волостного правления взято здесь

ВОСПОМИНАНИЯ О КУЛАЦКОМ ВОССТАНИИ в бывш. ТАМАКУЛЬСКОЙ ВОЛОСТИ, Камышловского уезда, Екатеринбургской губернии

Деревня встретила безразлично Октябрьский переворот, если не считать зажиточного слоя деревни. Эта публика сразу почуяла что-то неладное и, навострив уши, жадно прислушивалась к приезжающим с фронта демобилизованным солдатам и до дыр прочитывая попадавшие в село газеты, а с фронта, как известно, все, за небольшим исключением, приезжали большевиками, будь то кулак или сын кулака. И, разумеется, только по тому большевик, что он против войны. Когда же дело доходило до его шкуры, то они отрекались от всех большевистских принципов и идей, и часто становились врагами революции и только что родившейся Советской власти. Беднота и середняк были душой и телом с Советской властью, но ребята не были организационно оформлены и идейно воспитаны, а для выполнения этой работы не было людей и литературы. Пришедшие занялись сами собой и разрушенным в годы войны хозяйством, а зажиточные вместе о кулаками не спали, они при всяком удобном случае вели антисоветские агитации и, как впоследствии выяснилось, у них была своя эсеровская организация, которая всё время противопоставляла свои идеи идеям и мероприятиям Советской власти на местах.

С моим приездом в марте месяце 1918 года ребята заметно оживились. Я из Ленинграда привёз много литературы и всевозможных словесных наставлений от ЦК нашей Партии, что легло в основу начала моей работы. Созвано первое собрание человек в 15-ть, которых я считал своими ребятами. После беседы и обмена мнениями почти все высказались за немедленное оформление партийной ячейки большевиков, а в последующее собрание, а они были почти каждый день, публики собиралось всё больше и больше, и к маю месяцу наша организация имела 54 человека, а после этого мы решили сделать вылазку на общем собрании с вопросом "Что такое Советская власть и к чему она стремится?" На этом же собрании по нашему предложению был переизбран Сельсовет, в который вошли на 75% наши ребята, а председателем избрали меня. Этот успех показал, что наша организация пользуется известным авторитетом. Этот авторитет и влияние быстро перебросился на все деревни нашей волости. Помню, это было в апреле месяце, меня общество командировало на волостной земельный с"езд, где стоял вопрос о монастырской земле. Я всё время стоял незамеченным, слушая, как председатель Земкомиссии толковал, как надо поступить с монастырской землей и договорился до того, что землю-де следует оставить за Далматовским монастырём. После этой галиматьи я попросил слово и распёк преда по всем швам, сообщив о законе Советской власти правопользования землёй и после этого сделал конкретное предложение о немедленном отобрании не только монастырской земли, но и у всех попов волости. Других предложений не поступило, председатель в замешательстве голосует моё предложение и, к моему удивлению, голосует сам "за", не говоря уже о присутствующих крестьянах. Предложение, принятое единогласно, тому составу Волисполкома не суждено было провести в жизнь, так как через неделю по нашей же инициативе был созван Волостной С"езд Советов, на котором был избран новый состав из более революционных ребят и 3-х членов партии. С"езд проходил под моим председательством. Перед закрытием С"езда я изложил цели и задачи работы нового состава Волисполкома, а равно и Сельсоветов, после чего была принята единогласная резолюция проводить все мероприятия Советской власти более активно и решительно, а время было уже тревожное. Чехо-словаки уже потянулись из Пензы и Самары в Сибирь.

После С"езда работа действительно закипела. Первой задачей Волисполкома было организовать по всем деревням военные отряды или фракции (как их тогда называли), и к маю месяцу вся волость была уже усеяна военными отрядами по деревням и сёлам с количеством 238 человек. Учли это положение антисоветские элементы. Они резче стали выявляться в сопротивлении явные и тайнее, на которые мы реагировали сначала раз"яснениями и уговорами, но, видя, что агитационные мероприятия не помогают, Волисполком решил показать свою силу и прибегнуть к мерам реального воздействия. Первым актом за неисполнение распоряжений о сборе хлеба и денежных налогов село Мартыновское первое было подвергнуто контрибуции в 100.000 рублей с обязательным выполнением в 24 часа. Сельсовету была дана директива, с кого и как взимать контрибуцию. Этот приказ был выполнен в течение 18-ти часов. Так все, за небольшим исключением, сёла и деревни были подвергнуты этой операции. Беднота, видя подобного рода мероприятия, механически втягивалась сама по себе в работу и становилась на нашу сторону, и благодаря этому мы блестяще вели работу по хлебозаготовкам и другим видам работы. Следствием чего наша волость в течение месяца дала государству около 8.000 пудов хлеба. Эти мероприятий нового состава большевистского Волисполкома и взбесили кулацкую часть и их подпевал. Это было уже июнь месяц, который мы назвали месяцем испытаний. И воистину, лихорадочная организационная работа и по организации военного отряда и выколачивания всевозможных налогов, но, благодаря оформившегося военного отряда, работа значительно облегчалась. Отряды вели работу не только по своему перевоспитанию и укреплению дисциплины, но они были правой рукой Советов на местах. В их задачу входило обезоружение подозрительного элемента, т.е. отбирали военное и прочее огнестрельное и холодное оружие, коим и вооружались сами. Ещё в мае месяце было из Камышлова к числу этого оружия привезено двести штук винтовок, и отряд был вооружён сравнительно сносно. За всё это время наша организация вела не только эту работу, но находила время и для агитации, благодаря которой мы сумели, во-первых расслоить население на бедняков и зажиточных, все попытки при этом кулачества сбить с толку бедноту почти успеха не имели, за небольшим исключением, благодаря этого мы имели сначала нашего отступления (июль 3-го), большинство населения за собой, хотя оно было и не активно. Были в наших рядах и враги, так например, за неделю до нашего отступления был сделан обще-волостной сбор партизанского отряда с намерением оставить его уже навсегда в волостном центре Тамакуле. Отряд был выстроен в одно прекрасное время часов, около шести вечера перед зданием Исполкома, в этот момент неизвестно кем были брошены две бутылочные бомбы в гущу самого отряда в момент происходящего митинга. Взрывом было три человека ранено, один из них смертельно. Таким образом, имея данную пассивность бедноты, проявление активности наших врагов, вылившееся в террористические акты, 24-го июня l918 года я созываю военное совещание по вопросу дальнейшего действия нашего Волисполкома и партизанского отряда. Поздней ночью выносим решение: "В виду того, что город Шадринск занят чехами и отсутствием связи с ближайшей волостью с. Кривское; и проявляемые активные действия наших врагов, мы, как самая ближайшая волость к нашим врагам, находимся под непосредственным ударом чехов и белогвардейцев, и, принимая во внимание, что наступление белых Тюмень-Камышлов идёт быстрым темпом, чем могут благодаря отсутствию связи наш отряд отрезать, решили на следующий же день дела и кассы эвакуировать в город Камышлов". Вот эта эвакуация и явилась первым пробным шагом и экзаменом выдержанности и дисциплинированности нашего отряда с одной стороны, и кулаков волости – с другой.

За день до этого решения для установления акта, в каком положении находятся волости Шадринского уезда, была отправлена из Тамакула секрет-разведка из 2-х человек: тов. ДЕГТЯННИКОВА Афонасия Андриановича и ПЛОТНИКОВА Андрея Яковлевича, по направлению – Вознесенская волость, Ольховская и Кривскую волости; вместе с этим была послана конная разведка из 4-х всадников по Шадринскому тракту на село Кривское в 25-ти верстах от Тамакула, которая при в"езде в село наткнулась на заставу, при обстреле потеряла 2-х человек убитыми, двое возвратившиеся донесли, что Кривское село занято не то белыми, не то нас обстреляли местные кулаки. После этого сообщения создалось паническое настроение у некоторой части ребят и в частности у отряда. Видя такое положение, я решаю 25-го июня предыдущее решение привести в исполнение. Было мобилизовано 48 пар лошадей для отряда на 50 вёрст. Утром отряд погрузил денежный ящик с деньгами, ценностями и документами на линейку, отобранную с тройкой лошадей у Шадринских беглецов, погрузили оставшееся оружие – берданки и прочее на 2 воза, к которым были поставлены конвойные по 2 человека надёжных ребят. Во время этой погрузки и сборов толпа народа собралась весьма внушительная. Оказалось, что все наши тайные планы белогвардейцам были известны. Я решил выступить с речью о сути дела и текущего момента, говорил минут 40, ничего не было заметно, что говорило бы о враждебности к нам отношения. По окончании речи было задано ряд вопросов самого естественного характера. Ответив на вопросы, я приказал трогать лошадей к отряду, который был на другой стороне реки саженях в 100 и производили посадку. Доехав до отряда я как начальник военно-боевой дружины тороплю с посадкой, и не успел подать команду двигаться, как вижу, ко мне бежит один красноармеец товарищ КОЧЕГАРОВ Павел Терентьевич, крича, что кулаки нас с 2-мя возами винтовок остановили, винтовки разобрали и идут на отряд, т.е. сюда отбивать у нас кассу. В отряде получилось замешательство, кулачьё действительно, пользуясь нашим отсутствием, набросилось на конвоиров и, обезоружив их, овладело 2-мя возами оружия и частью патронов, таким образом, отряду с кассой путь отступления по тракту был отрезан. Я подаю команду двигаться по другому пути в совершенно противоположною сторону от тракта, дабы избежать кровопролития, среди вооружившихся кулаков были и наши союзники, а главное дети и пожилые, пришедшие поглазеть на невиданное зрелище нашей эвакуации. Одни провожали родных, другие родственников, а третьи просто из любопытства. Только что успели мы тронуться – восставшие, заметив наш манёвр, одни двинулись на нас, другие по тракту, полагая, что мы в селе выедем на тракт Камышлов-Шадринск, и там нас встретить, с помощью мести кулаков покончить с нами, а кассу и дела забрать, и этим самым способствовать скорейшему приходу из Кривской чехов.

Указанные мною замешательства в отряде по пути на отдельных подводах вылились в панический страх. Я с т. КОЧЕГАРОВЫМ Иваном Петровичем – 55 лет, КОЧЕГАРОВЫМ Максимом Васильевичем и ПАТРИКЕЕВЫМ Матвеем Степановичем ехали в середине отряда – 2-е вперёд обращенными винтовками и 2-е – назад, видим с передних и задних лошадей люди соскакивают и в панике бегут куда-то. Видя такое, положение мы пытались остановить это ужасное дезертирство, но ничего не выходит: ни угрозы, ни уговоры не помогли. По выезде из села, мы видим только 8 пар с 20 человеками, да нас 4-е, всего 24 человека, а было в отряде 286 человек. Выехав на степь, мы видим слева по тракту идёт, бежит, гонит на лошадях полчище – это кулаки и под их агитацией несознательная масса, которой они внушали, что ОБОСКАЛОВ и его друзья ограбили кассу и хотят скрыться с народными деньгами, и со словами: "Смерть грабителям большевикам", гнались за нами до села "Скоты" 31 версту. Разумеется, потеряв нас из виду, т.к. мы, не доезжая до села Падерино версты 2 в деревне Бабиново свернули лесными дорогами, видя, что с таким количеством в 16 человек нам на тракт не пробиться. В лесу у нас еще исчезло 8 человек. Так лесами мы ехали верст 15 благополучно, потом вдруг заметили, что по степи идёт толпа мужиков, вооружённых. Мы тотчас все спешились, залегли, а лошадей скрыли в густой лес в ожидании, когда военные подойдут поближе. Подсчитали: их оказалось 42 человека, но мы, подпустив их на такое расстояние, и неожиданностью с криками "Ура" и "Руки вверх", а также залпом – парализовали всё их войско. Но стрелять их тут не стали, хотя это легко могли сделать, т.е. перебить их всех. Это было посланное от Объединённого командования Тамакул-Кодерино-Бабиново войско по лесам и для поимки нас и возврата кассы во что бы то ни стало. Выспросив их, что их привело сюда в трущобу и что за цель сей прогулки, хотя ответа долго не могли дождаться, наконец их главарь бывший Пред Волземкомиссии Подерин Степан Яковлевич развязал язык (о котором в начале сказано доброжелатель монахов) и повествовал: мы посланы чуть ли не под силой оружия приехавших из Тамакуля мужиков искать Вас и отобрать кассу. На целый ряд вопрос получили только путанные ответы и предложили им по прибытии в Подерино сообщить восставшим, что кассу никто не грабил и скрыться с ней намерения у большевиков нет. Она будет сдана в Камышловский Финотдел и вот высланные документы. Второе – не допускать кровавых эксцессов и расправ с малодушными и бежавшими из отряда, нашими семьями и сочувствующими Соввласти, поймя, что наше возвращение будет сугубо оплочено и по делам и, взяв 2-х человек заложников, поехали дальше. Больше до г. Камышлова мы ехали без особых приключений, за исключением того, что один заложник сбежал. Приехав в город часов 5 вечера, я пошел к тов. ВАСИЛЬЕВУ, как к Уездвоенкому, доложить о случившемся и просить помощи в военной силе, решено было на следующий день послать отряд под командованием т. Кучмея. Мне с моими товарищами предложено остаться на отдыхе. Поздно вечером этого же дня к нам на квартиру из разных деревень стали прибывать наши ребята со страшной вестью: кулачьё, обозлённое безуспешной погоней за нами решило вымесить свою злобу на безоружных наших товарищах по всем деревням и, точно по приказу, стихийно собирались собрания по сёлам по набатному звону и всё по вопросу "Об ограблении волостной кассы таким-то". Всех причастных к соввласти и отряду, но не успевших скрыться подвергали ужасным пыткам, и эти пытки точно установлены законом, сначала издевались, одних, мучая, добивали, других избитых и связанных сажали не то в амбары, не то в церковные кладовые. Так было во всех решительно сёлах и деревнях, начиная с волостного центра. В Тамакуле начались тот час же аресты и в то же время охота за партизанами. Было схвачено 10 человек и что называется были растёрзаны. Т.БЕЛЬКОВ Гордей Петрович 40 лет (С Новое) был почти убит гр. села Тамакульского Степаном Бельковым, торговец, а его жена выкопала у полуживого глаза, т. БЕЛОКУРОВ Иван Артемевич 19 лет, деревни НАГИБИНОЙ был убит по дороге и выколоты глаза. Тов.ТУРИНЦЕВ Ефрем 21 г. село Тамакул и ряд других в Тамакуле товарищей села "Новое" в 12 верстах от Тамакулино, старого революционера Петра Корниловича КОЧЕГАРОВА, 45 лет, привели на собрание и били до тех пор, пока он, не стал уже подавать признаков жизни. Били кто хотел и кто чем мог, и в результате полумёртвого подвесили к пожарному столбу и добили, в полусознательном состоянии он отдать попросил общественные кооперативные деньги и он их отдал. После этой ужасной жертвы приступили к другой. Был схвачен тов. КОЧЕГАРОВ Степан Фёдорович, 40 лет, его убили сразу пожарным ломом, осталась бедная семья – жена с малолетними детишками. После этого начался допрос и снова пытки. Арестованных выводят уже и без того избитых, предлагают отречься от погибшей по их мнению Соввласти и отречение заверить клятвой. "Крестись, – говорят, – на Божий храм и проси прощения у общества". Но таких нашлось мало. Их снова били и бросали со связанными руками в "святую" обитель, а другую часть, более по их мнению активную и убеждённую отправляли на усмотрение волостное новой власти. Там тоже была "встреча": старые запекшиеся раны подрезывали, а потом бросали в подвал волостного здания. В деревне "Нагибиной" так там одного товарища, некоего ЩОПОВА Филимона Михалловича, 40 лет, поймали в лесу (выдал крестьянин) избили, а потом привязали к хвосту лошади за ноги и так притащили в деревню, в безсознательном состоянии. Ещё озверевшая толпа малость поиздевалась, а потом бросили в пустой амбар и поставили часовых. Убили т. НОВОСЁЛОВА Якова Алексеевича, 29 лет.

Такое положение, как уже указано выше, было во всех деревнях нашей волости, ужасы террора и власти кулаков продолжались всего лишь 36 часов. За эти 36 часов убито 10 человек, больше 250 чел избито, 40 из них со связанными руками назад должны были быть отправлены по распоряжению чехов в Шадринск. И здесь по пути не обошлось без жертв. Был убит т. AЧИМОВ Степан Екимович, 40 лет, при попытке к бегству (так квалифицировано было убийстве т.Ачимова).

А теперь вернёмся снова к отряду, посланному из Камышлова. Тов. Кучмей рано утром выступил с отрядом на Тамакул. Мне казалось, что он будет медленно двигаться, или не зная местности очутиться в таком положении, ибо я знал, что у восставших есть опытные командиры, бывшие царские офицеры от прапорщиков до поручиков, их по волости было 7 человек. Я решил во что бы то ни стало ехать вслед Кучмеевскому отряду, забрав с собой 7 человек. Мы двинулись часов в 12 дня, и я не ошибся. Тов . Кучмей достиг села Подерино (в 7 верстах от Тамакуля), остановился, я в ужасе спрашивал его, чем вызвана его остановка. Он ответил, что люди и лошади устали. Я предложил созвать ему его командиров на совещание с тем, чтобы ознакомиться с положением в волости и этим самым побудить его к немедленному наступлению на Тамакул. На совещании был разработан план наступления, который решено было проводить в жизнь с наступлением вечера, и так часов в 10 в. отряд был разбит на две основные группы, а группы были разбиты ещё на 2 части с тем, чтобы село окружить и занять главные пути отступления восставшим, дабы не дать возможности увести наших товарищей в Шадринск, но оказалось уже поздно. Пленные товарищи были отправлены в то время, когда отряд Кучмея стоял в 7 верстах с. Подерино.

Заняв с. Тамакул рано утром (около 2-3 часов) оказалось, что почти поголовно всё население вслед за убежавшими главарями выехало, кто в лес, а другие в соседние деревни, настолько было запугано бандитами население. Они говорили: "Идёт несметная сила красных, всё на своем пути уничтожают. Село Подеринское выезжало, до основания всё население от мала до велика вырезано, а поэтому, чтобы спасти себя, следовательно надо ехать за ними в Шадринск. Там же братья чехи нас встретят, как родных, а оттуда вместе с ними вернёмся обратно покончить с грабителями". Такое обращение имело свое действие на массы. Село опустело, но не много и к спасителям чехам уехало. Поехали те, кто был инициаторами побоев и убийств, да и те не все. Первым долгом весь отряд мы собрали у Волисполкома посмотреть на ужасы бандитов. В здании Волисполкома всё было разбито и разбросано. Часов в 5 утра собрали совещание, на которое пригласили человек 6 уцелевших наших ребят, и тех тов. ПЛОТНИКОВА Андрея и ДЕГТЯННИКОВА, кои были посланы в разведку в Вознесенскую волость. Они возвратились в тот момент, когда шёл погром и убийства, им пришлось скрыться. С нашим приходом они явились. На совещании было решено отряду Кучмея и стало быть и ему следовать в 12 часов дня в боевом порядке двинуться на село Кривское по Шадринскому тракту (в 25 верстах от Тамакуля), а я взял на себя роль освобождения арестованных по деревням наших товарищей, взяв с собой 37 человек. Я первым порядком направился на деревню Ковали, где застали общее собрание. Тут же на собрании по указанию граждан были арестованы инициаторы побоев, а арестованные отсюда были отправлены к чехам всего 4 человека. Отправив арестованных в Волисполком, я направился на деревню Семёнову и село Новое. В Семёновском тоже застали собрание. Здесь дело не ограничилось одними арестами. Мой отряд был вне себя от проделанных ужасных дел бандитов, и тут же на месте были расстреляны не успевшие скрыться Кочегаров Н.Ф. и его сын Николай Николаевич. После этого, освободив наших товарищей и отправив арестованных, двинулись в село Новосельское. Здесь предупрежденная масса сумела освободить наших, скрылись, но вскоре стали вылезать в одиночку наши и решившие перекраситься, расчитывая, что избитые и арестованные ими, а мёртвые немы, не выдадут их, но нам уже было известно, кто был убийцами. Отряд арестовал 7 человек. 1 из них по настоянию массы, а главным образом жён убитых и наших ребят, был тут же расстрелян бывший стражник ВЕДЕРНИКОВ Иван Спиридонович, а остальные отправлены в Волисполком. Направились дальше в село Мартьяновское и деревню Нагибино. Прискакал гонец с вестью, что там власть снова в руках избитых большевиков, и что они уже на своё место посадили некоторых бандитов, и что с ними делать. Я предложил самосудов не допускать, а направить их в распоряжение Волисполкома. Большая же часть всех бандитов скрылась также в Шадринск. Главарём был некто РАЗИН Дмитрий Яковлевич и до сих пор неизвестно где. Так по всем деревням восстанавливалась власть Советов. Возвратившись снова в Волисполком, там мы увидели следующую картину:

Как и в описанных выше деревнях, здесь в центре волости оставшиеся ребята произвели арестов 50. Из них расстреляли 28 челов. по их мнению инициаторов восстания и участников убийств. Тут попало человека 4 и совершенно беввиных, а просто на почве личных счетов. Видя такое положение, я решил, что это явление, как неизбежный фактор мести отдельных личностей, но надо что-то предпринимать, а арестованных больше 300 человек. Собрал собрание, на котором высказались, что надо образовать Следственную комиссию в составе по 1-2 человека от каждой деревни и села, чтобы при разборе дела того или иного гражданина обвиняемого, в комиссии знали его поведение во время восстания и выявили степень причастности активного и сознательного участия в деле избиения и убийств наших товарищей. Это предложение было принято и все деревни прислали своих представителей. На организованном заседании при обсуждении метода, прав и обязанностей комиссии был избран председатель Суда и два помощника, а также два секретаря. Обязанность председателя была возложена на меня. Было решено налагать судебные взыскания вплоть до высшей меры социальной защиты – расстрела. Особо злостным и социально опасным элементам. Меры агитационного воздействия, наложение контрибуции и прочих имущественно материальных воздействий. Протокол был утвержден Волс"ездом советов и утверждён уездной юстицией. Работала следственная комиссия в течение 18 дней. Вынесено больше 400 приговоров, из них: за активное участие в восстании 172 человека приговорено к высшей мере – расстрелу. Некоторые к нескольким годам заключения, другие к общественным работам, третьи штрафу и четвёртые оправданы. Членами данной комиссии велась помимо этой работы ещё и агитационная, они ездили по деревням, проводили собрания, раз"ясняя ужасы, проделанные кулачеством, и призывая население вступать в ряды партизанского красного отряда. Благодаря этому нам удалось сколотить отряд в 386 чел. Кроме этого 90 чел. было направлено по Тюменской и Челябинской дорогам. В это же время, видя неизбежное по всем фронтам отступление, мы организуем обоз, 32 лары лучших лошадей было мобилизовано, такое же количество телег и фуража. Кроме того, не прекращалась отправка хлеба в Камышлов. Так за 18 суток нашего пребывания после восстания было вывезено еще 4000 п. хлеба разных культур.

Возвратимся к ушедшему в Кривское село отряду тов. Кучмей. Заняв село без боя, так как там заранее отступили, не приняв мер предосторожности, отряд разместился по квартирам и беспечно простояли 2 дня, на третий день ночью на них напали белые, и почти весь отряд попал в лапы чехов во главе с т. Кучмей. Наш же отряд Тамакулинский вёл не только охрану подступов к Тамакулю, но вёл глубокие разведки по направлению Катайск-Долматово, а после падения Кривского и на Кривское. Таким образом наш отряд, предоставленный сам себе, 1-2 июля обнаруживает противника по Шадринскому тракту и в ночь на 4-е июля противник повёл наступление на Тамакуль с трёх сторон. Пытался отрезать нам и путь отступления на Камышлов, но этого ему не удалось и так после 13-часового боя нам пришлось отступить, на этот раз ни один боец не думал остаться, учитывая опыт расправы белых банд во время восстания и проникнутый идеей борьбы за советскую власть. Наш отряд остановился в деревне Николаевке с мыслью во что бы то ни стало наступать на Тамакул, привезли даже 1 орудие 3-х дюймовку. Но этому плану не осуждено было осуществиться, т. к. наш левый фланг отступил уже по линии ж.д. Шадринск-Богданович, а по Тюменской подходил к Камышлову, но отступать не хотелось. Отступив до Скоты, мы с т. ДЕРЕВЕЛЬСКИМ едем наступать на Четкарино, а оттуда с левого фланга на Тамакул. Заняв Четкаринскую волость, мы двинулись в пределы Тамакульской, но по пути я получаю пакет из Камышлова о немедленном отступлении на Камышлов, а оттуда по Ирбитскому тракту – в Ирбитский зав. и ст. Егоршино. Прибыв туда, я вижу, что все отряды уже там: Шадринский и др., из них сформированы 2 полка – 4 Уральский стрелковый полк и 1 крестьянский Красных Орлов полк. В эти полки и влился наш Тамакулинский партизанский отряд 19/VII-18 г. О боевых действиях этих полков я думаю, что материалу вполне достаточно.

В заключение нельзя умолчать и надо сказать пару слов о незаметных героях того времени, банде белой своры и погибших товарищах красноармейцах. Вот именно от”явленных бандитов живых или мертвых, а равно и отсутствующих, т.е. неизвестно где находятся. В с. Тамакуле – гр. ПОПОВ Матвей Павлович, к сожалению до сих пор здравствует, живя в г. Свердловске, занимается маклерством по квартирным делам. Он один из ярых бандитов. Он не только собственоручно убивал, но собственоручно истязал женщин красноармеек. За ним числится не один десяток расправ, не только попавших в его лапы красноармейцев, но и женщин. Штык и нагайка вот его язык. Он мстил за своего расстреленного нами его брата, как явного бандита во время восстания. Его друзья – братья ТУРЕНИЩЕВЫ Иван Артёмович, офицер подпоручик, Михаил Артёмович, их зять КРЕМЛЁВ Фёдор Егорович, их было не менее 20 человек в Тамакуле. В селе Новоселовском: Обоскалов Василий Денисович, НУЖИН Иван Николаевич – отсутствует. КИРИЛОВСКИХ Андрей Игнатьевич – тоже отсутствует. КИРИЛОВСКИХ Зиновий Парамонович (бедняк), руководимый кулаком БАБИНОВЫМ Михаилом Ивановичем, был снабжён лошадью и пр. БАРАХВОСТОВ Василий Афанасьевич один из более ярых или вернее глупых бандитов. ОБОСКАЛОВ Иван Егорович, ГРЯЗЕВ Игнатий Осипович – умер в с. Мартыновское. РАЗИН Дмитрий Яковлевич и др. В остальных деревнях их было не менее, но всех не запомнишь. Ими было совершено по собственной воле сотни ограблений имущества у семей красноармейцев, не меньшее число подвергалось насилиям и поркам и в завершение всего этого 20 человек убитых и не меньшее число погибло в тюрьмах и Сибири от тифа, коих эвакуировали вслед за "доблестным, христолюбивым воинством".

Вот кровавый путь кулачья, который благодаря легкости законов Соввласти снова, благодаря трудностям, переживаемым страной, поднимает голову. Кою следовало бы отрубить лишь за их "добрую" работу 18 года.

УЧАСТНИК ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ.
Организатор Партизанского отряда в бывшей Тамакулинской волости б/Камышловского уезда Михаил Митрофанович ОБОСКАЛОВ

ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.218.Л.3-8об.
Tags: гражданская война, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment